litceyvib.ru 1
Закон о торговле: возрождение России или ее колонизация?


(13 039 знаков)


В последнюю неделю июня «Деловой Петербург» опубликовал аж два интервью с «капитанами сетевого ритейла» — совладельцем и руководителем британской сети гипермаркетов «Лента» О.Жеребцовым и генеральным директором сети «Пятерочка», входящей в голландский концерн X5 Retail Group. Интервью достаточно схожи и общее их содержание укладывается в три фразы: «Российский предприниматель ленив и неповоротлив. Независимые магазины не имеют право на существование. Торговые сети — это лучшее, что придумало человечество, поэтому вся торговля должна принадлежать им». На первый взгляд, ничего особенного — очередной манифест «нового сетевого порядка», требующий для сетевиков Lebens Raum (жизненное пространство). В целом не выходит за рамки других деяний новоявленных хозяев жизни — гульбищ в Куршевеле, vip-вечеринок на крейсере «Аврора» и посылания всех «безмиллиардных» в известном направлении. Много хуже другое — точно также звучит и проект долгожданного закона о розничной торговле, на днях внесенного Минпромторгом в Правительство РФ. И если в такой редакции он будет принят, мало никому из жителей России не покажется.

Почему? Ответ иногда полезно поискать в не столь уж далекой истории.

Опиумные войны



Об определяющих роли и значении торговли в истории цивилизации говорилось в статье «Малая торговля — гарант независимости России», опубликованной в газете «Котлин» в январе этого года. Там же в качестве примера приводился и пример торговли чаем, давшей миру открытие Америки, создание США и чайные клиперы.

Однако наиболее трагично чайная торговля отразилась на судьбе Китая.

В начале XVIII века британцы распробовали китайский чай, но взамен ничего интересного китайцам предложить не смогли и вынуждены были покупать его за полновесное серебро. Такой дефицит внешнеторгового баланса англичан не устроил, и они стали в качестве «равноценного обмена» навязывать китайцам опий. Да так эффективно, что за период 1830-1840 гг. иностранцы заплатили за китайский чай 7 млн. серебряных долларов, а опиума продали на 56!


Сумасшедший торговый дефицит и галопирующая наркотизация населения заставили китайские власти положить конец наркоторговле. Британский ответ — две «опиумные войны», по которым был аннексирован Гонконг, вся территория Китая была открыта для иностранных торговцев, и легализована торговля опиумом.

Кроме баснословных торговых дивидендов, Британия одержала и серьезную геополитическую победу: «Пока Китай остается нацией наркоманов, нам не стоит бояться того, что эта страна превратится в серьезную военную державу, так как эта привычка высасывает жизненные силы из китайцев», — так завершил свое выступление в 1895 году британский консул в Китае Джефф Херст, выступая на заседании Королевской комиссии по опиуму.

Победить поголовную наркоманию удалось только в коммунистическом Китае.


«Неоколониализм» вчера — это «глобализация» сегодня


С течением времени изменились внешние формы экспансии, но отнюдь не ее суть. (Вспомните известнейшую фразу герцога Мальборо, более известного как Уинстон Черчилль: «У Британии нет постоянных врагов, у Британии нет постоянных друзей, у Британии есть постоянные интересы»). «Постоянные интересы» — хищническая эксплуатация чужих экономических ресурсов — никуда не делись, только этим Британия занимается теперь отнюдь не в одиночку. Под флагом «освобождения народов» колониализм был заменен значительно более экономически эффективным неоколониализмом (доходы те же, а тратиться на содержание гарнизонов и госаппарата уже не нужно, выпадают также расходы на социальную сферу и политическая ответственность за действия новоявленного «независимого государства»). Поскольку реальная суть нового термина тоже слишком быстро стала явной, был произведен его «ребрендинг», и мир увидел якобы новое явление — «глобализация». Но за ним, как и раньше, все также явно проглядывает обманчиво приветливая и невероятно прожорливая физиономия олигархического капитализма.

В упомянутой статье уже рассматривалась теория известного экономиста М.Хазина, в соответствии с которой борьба евроатлантического сообщества за рынки сбыта — первопричина всех глобальных конфликтов прошлого века, приведшая, в т.ч., к ликвидации СССР. Более того, это очевидно тупиковый путь, потому что потребность в потребителях растет значительно быстрее, чем их количество. Именно поэтому после освоения контролировавшихся СССР рынков Азии, Африки, Латинской Америки пришел черед стран Восточного блока, потом — бывших советских республик. Теперь настала очередь России. Эйфория 90-х давно прошла, и вряд ли сегодня кто-то усомнится в том, что Россия интересна Западу только как источник дешевого сырья и универсальный рынок сбыта своих товарных излишков. Показательно в этом смысле известное высказывание Маргарет Тэтчер, определившей оптимальную численность России в 50 миллионов — потому что ровно столько нужно, по ее мнению, для того, чтобы обеспечить транспортировку в Европу российского сырья, и — внимание! — обеспечить потребление избытка произведенной там продукции. Но как заставить россиян покупать исключительно импортное, причем не лучшего качества и по завышенным ценам? Метод прост — у жителей России не должно остаться выбора. Иначе говоря, торговля должна быть монополизирована и работать в интересах не российских, а иностранных производителей. Есть и идеальный механизм для реализации этой затеи - транснациональные торговые сети.


Сетевой блицкриг



О том, что творят торговые сети в России писалось уже множество раз, и их самоназвание «цивилизованная торговля» всерьез могут воспринимать только те, кто, подобно Агафье Лыковой, всю жизнь прожил в глухом таежном углу, полностью прекратив любые связи с внешним миром. Поскольку сетевой ритейл представлен в России почти исключительно иностранными и транснациональными корпорациями (вряд ли сегодня кто-то всерьез воспримет «россиянство» голландских «Пятерочки», «Перекрестка» и «Карусели», люксембургского «О'Кея», кипрской «Дикси» и пр.), они по очевидным политическим и экономическим соображениям работают в интересах стран происхождения, при этом не имея необходимости соблюдать здесь принятые «там» правовые и этические ограничения.

Итоги сетевого блицкрига ужасающи. Во-первых, это невероятный рост цен. Как выяснилось во время недавней встречи G20, во многих странах цены на потребительском рынке падают: в Германии, например, по данным «Дойче велле» они находятся на самом низком уровне за послевоенный период — и пачка натурального масла и пакет натурального молока стоят, соответственно, 56 и 68 евроцентов. Если пересчитать в рубли, то выяснится, что в петербургских сетевых магазинах аналогичные, но эрзац-продукты (соответственно спрэды и порошковые напитки) зачастую стоят в полтора раза дороже. Увы, и Россия в целом выглядит не намного лучше — среди участников упомянутой встречи она стала бесспорным лидером по росту цен, прирастив за три месяца 4% и обогнав ближайших конкурентов в четыре раза.

Во-вторых, очень сомнительное качество продуктов. О том, что мы на самом деле покупаем в сетевых магазинах, подробно в своем журналистском расследовании описала Нигина Бероева из «Комсомольской правды» (см. «КП» за 5-8 августа 2008 года). Но кроме просроченных и испорченных продуктов есть и изначально вредные — например, генномодифицированная соя, без которой в действительности не обходится почти ни один продукт, ввезенный из дальнего зарубежья. Кстати, Австрия — одна из наиболее богатых и развитых стран Европы — плюнула на все обязательства по EC и ВТО и просто запретила у себя реализацию любой генномодифицированной продукции. А мы зачастую даже не знаем, что на самом деле едим (как бы не пришлось ответить за эту неразборчивость нашим потомкам).


В-третьих — целенаправленное уничтожение российских производителей. Достигается это пресловутыми «бонусами» (по-русски — «откатами»), по которым до половины стоимости контракта производитель должен вернуть сетевикам. Платить приходится за все — за то, что товар купили у тебя, что его положили на полку, за рекламу сети, новых и открывающихся магазинов, за рекламные акции и даже за…возможные кражи из торгового зала! Существование подобной схемы столь выгодно сетевикам и одновременно столь чудовищно для XXI века, что они даже не могут договориться о единой линии защиты ее существования. Поэтому аргументация очень противоречива — от «так мы снижаем цену для покупателей, потому что все идет за счет производителя» (Л.Хасис, сеть X5 Retail Group) до «вы не поверите, но это все придумали производители» (С.Галицкий, сеть «Магнит»).

Хотя примеры деструктивного воздействия торговых сетей на социально-экономическое состояние России можно приводить еще и еще, уже сказанного достаточно — законодательно розничную торговлю нужно регулировать немедленно — иначе завтра это будет делать незачем (в том смысле, что с туземцами по поводу колониального законодательства советоваться обычно не принято).


«Почем свининка?»



Долгие годы лежавший в Минэкономразвития и торговли (надо же было дать транснациональным сетям время закрепиться на российской плацдарме) законопроект о торговле был вместе с самим термином передан в Министерство промышленности, с тех пор гордо именуемое «Минпромторг». Вновь созданный департамент торговли возглавил — кто бы мог подумать! — бывший директор главного сетевого лоббиста Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) О.Сазанов.

Вторым чрезвычайно удачным шагом сетевиков стало сведение всей проблемы к конфликту «сетевики-аграрии» и выстраивание дискуссии только вокруг проблемы наценок и «бонусов». Но, во-первых, разве аграрный сектор — единственная отрасль российского народного хозяйства, лежащая в руинах из-за наступления импорта? И, во-вторых — разве вся история российского общества не показывает неэффективность «голых» нормативных запретов? Да вспомните хотя бы недавний — о предельной стоимости пачки сигарет. В ресторанах сразу пропали бесплатные спички, и их начали продавать вместе с сигаретами в виде «курительных наборов» — по «дозапретным» ценам, разумеется. Самые остроумные пошли еще дальше, продавая только спички, а пачку сигарет — в подарок. Не думаю, что у сетевиков меньше возможности для найма высококлассных креативщиков — а значит, пути для обхода запретов будут разработаны и внедрены. Если честно, то уже сейчас я знаю их минимум три — но не скажу.


А ситуация с городским запретом на реализацию алкоголя в мелкорозничной торговле? И пить меньше не стали, и «паленка» никуда не делась — просто торговые сети получили еще одно конкурентное преимущество. Не останавливаясь на достигнутом, международная конфедерация обществ потребителей сейчас активно лоббирует внесение изменений в российское законодательство о законодательном запрете реализации табачных изделий в торговых точках менее 50 кв. м. Связи с реальным снижением никотинозависимости нации никакой, да к тому же и в Европе сигареты в значительной мере продаются именно через киоски и автоматы. Ответ прост: «через киоски в России реализуется КАЖДАЯ ЧЕТВЕРТАЯ пачка сигарет» (Бюллетень Конф'ОП №1 июнь 2009). А значит, бороться нужно не с теми, кто продает три четверти табачных изделий, а за то, чтобы они продавали все 100%. Поскольку, видимо, сетевики относятся к той категории, о которой писали в своих «Записных книжках» И.Ильф и Е.Петров («Каждый рубль в чужом кармане он воспринимал как личное оскорбление»), конфедераты-потребители решили облегчить им «моральные страдания». Как сейчас принято говорить — «только бизнес, ничего личного».

В общем, с какой стороны ни зайди, малая торговля объявляется «неправильными пчелами, которые делают неправильный мед» и поэтому права на существование не имеющей. Чему, в общем-то, и посвящен 66-страничный законопроект, где есть даже специальные главы, описывающие «порядок отбора кандидатов на право занятия мелкорозничной торговлей».

Разрушить эту идиллию «и волки сыты, и овцы целы, и пастуху вечная память» (где в роли пастуха — вся страна) смог только В.Путин, внезапно прервавший совещание по упомянутому законопроекту и устроивший блиц-визит в сетевой «Перекресток» в Крылатском. Помимо уже ставшего знаменитым вопроса «почем свининка» (а там она при закупочной цене в 160 рублей стоит 320), премьер сказал и еще не менее важное: «Наша основная цель — создать цивилизованный рынок розничной торговли, на котором у покупателя будет реальный выбор — воспользоваться крупным супермаркетом, магазином шаговой доступности, ярмаркой выходного дня или небольшим торговым павильоном».


Какая версия законопроекта в конце концов победит — нужная России или транснациональным торговым олигархам — пока неизвестно. Но стоит помнить, что в экономических категориях колония — это место вывоза сырья и сбыта чужой продукции, и в случае победы сетевиков будущее России будет, увы, совсем не туманным. Но и не радужным. Как бы не пришлось тогда вспоминать грустную шутку попавших в свое время в подобный переплет аргентинцев: «Кто последний уедет — не забудьте выключить свет».

Алексей Третьяков,

председатель Совета СПб Ассоциации

малого бизнеса в сфере потребительского рынка

(Опубликовано в газете «Котлин», №7 июль 2009)