litceyvib.ru 1 2 ... 113 114


АСТ, 2005
ISBN: 5-17-027461-0, 5-9660-0913-9
FB2: “traum ”, 06 July 2009, version 1.1
UUID: EF867EA3-6C7B-4BB8-89CA-913A1E9B65D5
PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012
 
Михаил Харитонов
 

Успех (сборник)

 
 

Возможно ли, что земляне — единственная разумная раса Галактики, которая ценит власть выше жизни? Какой могла бы стать альтернативная «новейшая история» России, Укра-
ины и Белоруссии — в разных вариантах? Как выглядела бы коллективизация тридцатых — не в коммунистическом, а в православном варианте?
 
Сергей Лукьяненко писал о повестях и рассказах Михаила Харитонова: «Это жесткая, временами жестокая, но неотрывно интересная проза».
 
Начав читать рассказ, уже невозможно оторваться до самой развязки — а развязок этих будет несколько. Автор владеет уникальным умением выстраивать миры и ситуации, в ко-
торые веришь… чтобы на последних страницах опровергнуть созданное, убедить в совершенно другой трактовке событий — и снова опровергнуть самого себя.
 
Читайте новый сборник Михаила Харитонова!

Содержание
 
Успех
Преступление и наказание
Семейное дело
Между волком и собакой
Почва
Эфир
Конец прекрасной эпохи
Наваждение
Лед
Возьми человечка
Как бы
Белая Новь
Юбер аллес

Михаил Харитонов

Успех

(сборник)
 

Успех
 
 
I
 

Штатный психолог районного сектора Бюро Занятости чуть наклонила голову, пытаясь заглянуть клиенту в глаза.
Кралевский отвернулся: он не любил, когда его разглядывают, потому что не любил свою внешность. У него было типичное для коренного жите-

ля звёздной системы B7BDFJ лицо: жидкие серые волосы, толстые губы, водянистые глаза неопределённого цвета. Примерно так же выглядел каждый пя-

тый его соотечественник.
— Ваши документы подтверждены, — психолог на всякий случай сверилась с контрольными данными. — Теперь скажите… вы в самом деле согласны?
Вы хотя бы понимаете, что это за работа?
— Я  всё  понимаю, —  сказал  Оскар,  глядя  исподлобья.  Трусливо  и  жалко —  как  и  полагается  хроническому  неудачнику,  делающему  свою  последнюю
ставку.
— Нет, вы не всё понимаете, — психолог привычно оживилась, готовясь к заключительному монологу, знакомому всем искателям вакансий.
Интересно, вяло подумал Кралевский (уже успевший хорошо изучить немудрёные методы муниципальных психологов из Бюро), в каком стиле это бу-
дет исполнено на сей раз? Классическая «мамочка»? Или популярное «это не ваш выбор»? Или «назовём вещи своими именами»?
— Назовём вещи своими именами, — начала психолог. — Вы пытаетесь получить работу, полагая, что имеете на это право. Десять миллионов безра-
ботных граждан нашей планеты тоже хотят получить работу, и тоже полагают, что имеют на это право. При этом вы обеспечены всем необходимым для
жизни. Благодаря труду наших предков, у всех жителей системы есть жильё…
— Видели бы вы мою конуру, — вставил Оскар ожидаемую реплику.
— У вас есть жильё, продовольственный паёк и бесплатный доступ к муниципальным информационным ресурсам, — гнула своё психолог. — Все эти
блага предоставляются властями системы бесплатно. Скорее всего, вы ни разу в жизни не держали в руках деньги…
— Один  раз  держал, —  сказал  Кралевский. —  Ребёнком.  В  космопорту.  Тогда  у  нас  ещё  останавливались  транспорты,  пока  трассу  на  AA114WW  не  за-
крыли… Иногда кто-нибудь из экипажа сходил на планету. Погулять по твёрдой земле, пока корабль собирает энергию. Мы крутились поблизости. Надея-
лись что-нибудь заработать. Иногда нам кидали мелочь. У меня было плохое место, возле самой двери, шансов было очень мало. Но однажды мне обло-

милось. Робот рассыпал тележку с багажом. Я бросился подбирать. Подошёл человек. Такой высокий, седой… нос с горбинкой. До сих пор его помню. Он

дал мне пятнадцать кредитов. Две купюры, пятёрка и десятка. Пятёрку мне пришлось отдать, чтобы ребята меня выпустили с территории. Десятка оста-
лась у меня.
— Что вы сделали с этими деньгами? — спросила психолог, подпуская в голос толику профессионального сочувствия.
Кралевский перебрал в уме несколько вариантов ответа. Остановился на самом простом.
— Не помню, — пробурчал он.
— Лжёте, — женщина добавила в голос профессиональной твёрдости. — И лжёте неумело. Вы же прекрасно знаете, что все финансовые операции фик-
сируются в вашем досье. Прежде чем вы сюда пришли, я его посмотрела. Деньги были потрачены в баре «Кассиопея». Они ушли на оплату заказа госпожи
Юны Шульпинской. Настоящее шампанское и шоколад. Интересно, она хотя бы дала вам попробовать шампанского?
— Нет, — честно сказал Оскар. — Я был дурак.
— Вы и сейчас не поумнели, — отрезала психолог. — Вы считаете себя умником. Ваш отец тоже считал себя умником. Помните, что с ним стало?
— Вы же всё прекрасно знаете, — Оскар пожал плечами.
— Нет, расскажите, — психолог прищурилась, — расскажите это нам.
Кралевский подумал про себя, что бабёнка ни на шаг не отступает от методички: ненавязчиво ввинченное «нам» нужно, чтобы переключить регистр
восприятия  клиента  в  режим  ребёнка —  слабого,  зависимого,  оправдывающегося  перед  мощным  коллективным  «мы».  Когда  он  разрабатывал  план,  то
прежде всего взялся за изучение профессиональной литературы: не каких-нибудь там теоретических трудов, а инструкций и методических пособий. До-
ставать подобную литературу было непросто, но результат себя оправдывал: чёткие и ясные схемы, прописанные чёрным по белому в этих файлах и кни-
жечках, сильно отличались от велеречивой теоретической чуши, которой учат в школе и на курсах. Толстые книги по психологии были наполнены рас-

суждениями  об  индивидуальном  подходе,  эмпатии,  уникальности  каждой  личности.  Методички  давали  чёткие  схемы  манипуляции  простенькой  кон-
струкцией,  именуемой  «человеческой  психикой».  В  девяноста  процентах  случаев  они  работали.
— Нам — это кому? — отбил он атаку.
— Расскажите это мне, пожалуйста, — психолог широко открыла глаза, усилием воли расширила зрачки — их этому учат, напомнил себе Оскар: рас-


следующая страница >>