litceyvib.ru 1 2 ... 21 22

Клуб банковских аналитиков


13 ноября

(начало записи)

Часть 1

Медведева М.: - Дамы и господа, мы начинаем работу нашего, девятого по счету Международного ноябрьского семинара Клуба банковских аналитиков, который традиционно проходит в гостеприимных стенах Финансовой академии. Я с большим воодушевлением могу сообщить, что сегодня практически все отцы-основатели Клуба банковских аналитиков присутствуют. Прежде всего в лице ректора Финансовой академии, профессора Искендарова Михаила Абдурахмановича, потому что Финансовая академия первый учредитель. В лице Милюкова Анатолия Илларионовича, Ассоциация российских банков. Задерживается господин Крысин Андрей Викторович, который является третьим учредителем Клуба банковских аналитиков. И чуть позже прибудет Ричард Хейсон, который тоже имел отношение к закладке краеугольного камня в фундаменте Клуба банковских аналитиков. Я сейчас предоставляю. Слово уважаемому ректору, чтобы она поприветствовал и пару ласковых слов сказал по поводу КБА.

Эскиндаров М.А.: - Доброе утро, дорогие коллеги. Я рад приветствовать вас в Финансовой академии Я сожалею, что заседание клуба проводится редко. Мы готовы предоставить свое помещение для обсуждения проблем, которые сегодня выносятся, понимая, насколько важны сейчас те вопросы, которые будут обсуждаться на заседании вашего клуба. Безусловно ситуация в мире заставляет активно реагировать не только непосредственно банковских работников и других учреждений, но и нас, теоретиков. Мы неоднократно возвращались к проблемам кризисной ситуации экономики мира и России, в частности в феврале этого года наша академия представила общественности т.н. Национальный доклад «Мировой кризис, возможные последствия дл России, пути противодействия». И на обсуждении этого доклада присутствовали представители ЦБ, других регуляторов финансового рынка, правительства, пресса в большом количестве. И материалы этого национального доклада были опубликованы достаточно широко. Тогда мы говорили о том, что России уже давно входит в мирохозяйственные связи, и России неминуемо коснется этот кризис, что необходимо провести ряд серьезных антикризисных мероприятий, чтобы облегчить ту ситуацию, которую испытывает или будет испытывать мир, которую будет испытывать Россия. В частности мы говорили о необходимости создания некоего органа, который, условно назвали Антикризисным органом российским, который бы возглавил один из руководителей правительства, куда бы вошли все руководители органов, регуляторов финансового рынка, который бы имел полномочия вырабатывать какие-то серьезные аналитические решения. Не только аналитические, но и которые могли бы быть приняты всем экономическим сообществом. Другим фактором, который мог бы повлиять на ситуацию на финансовом рынке, мы называли необходимость серьезной работы на фондовом рынке, не только фондовом, но и на других рынках. Чтобы предотвратить возможный побег каптала из России, предупреждали на конкретных цифрах о том, что мы сейчас достигли фактически пика, когда ситуация будет переходить из стабильной в кризисную, или к спаду. Конечно, мы не говорим о кризисе сегодня в России, мы говорим о спаде, потому что финансовый кризис это более глубокое представление, когда речь идет не только о системе банковского или другого финансового рынка. Когда пойдет речь уже о бюджете. Но, как вы знаете, государственный бюджет сейчас еще с профицитом, и резервы России позволяют вести такую политику, которая все-таки позволит нам, в первую очередь банковскому сообществу, найти выход из того спада, который мы сейчас наблюдаем. И одним из главных вопросов сейчас, который надо вырабатывать, это эффективное стратегическое управление банком. Несколько дней назад у меня один журнал брал интервью, и меня спросили: а как обеспечить риск-менеджмент банков в условиях спада или кризиса? Я сказал, что просто возьмите и заново изучите принципы «Базель-1» и «Базель-2». Там все это обозначено. Но это, конечно, грубый и плохой совет. Сейчас нужны совершенно новые эффективные стратегические методы управления банками. Я думаю, что сегодня эти вопросы будут активно обсуждаться. Я желаю нашему сообществу, чтобы такого рода вопросы обсуждались почаще с приглашением наших теоретиков. Я вижу в зале мало представителей нашей кафедры банковского дела. Или не пригласили, или не пришли. Если не пригласили – плохо, если не пришли – накажем. 21-го числа у нас будет серьезная конференция, посвященная проблемам денег, кредита, банков. У кого есть возможность принять участие, мы будем рады. Мы там будем рассматривать в том числе вопросы, которые обозначены в сегодняшнем семинаре. Спасибо.


Медведева М.: - Спасибо. По поводу кафедру – приглашали. Но они заняты сложным делом. Преподавательский состав у нас должен быть очень мощно представлен, потому что мы по линии УМО пригласили коллег из других городов и из Москвы, понимая, как важно преподавателям, которые несут знания в студенческую среду, выпускники которой должны быть вот-вот уже новыми сотрудниками банков и других финансовых учреждений, чтобы они были в курсе последних тенденций. Сейчас я представляю слово уважаемому Анатолию Илларионовичу Милюкову, доклад которого обозначен в нашей программе, как раз по поводу антикризисных мер, которые принимаются банковской системой. Ассоциация российских банков находится на передовых рубежах борьбы за интересы банковской системы, в хорошем смысле лоббирует интересы банков, и из первых уст у нас есть возможность самую свежую информацию.

Милюков А.И.: - Хотел бы высказать ряд соображений по проблеме состояния банковской системы, о проблеме международного кризиса и ситуации, которая складывается в банковской системе России. Может быть, это не непосредственные вопросы стратегического управления, чему будут посвящены большие дискуссии. Но все-таки я понимаю, что сейчас заниматься стратегий развития банков уже невозможно, не оценивая ситуацию в мире, в стране, в банках. Я скажу одно замечание по стратегическому управлению в банках. У нас в ассоциации работает т.н. координационный комитет по стандартам управления в банках. Он работает 4 года, мы готовим стандарты, процессные стандарты по всем сторонам деятельности банков. Кредитованию, внутренний контроль, платежные системы. Ежегодно проводим в феврале месяце в Уфе двухдневный семинар по этим стандартам. На днях Газпромбанк, Россельхозбанк, в частности И.А. Никонова подготовили стандарт по стратегии управления качества по стратегически вопросам. Мы его будем тщательно обсуждать со специалистами, вынесем на конференцию, потом его опубликуем на сайте Ассоциации российских банков. Вы можете посмотреть, там уже 10 стандартов есть по управлению банков. Я вас призываю к тому, чтобы вы прониклись той работой, которую ведет Ассоциация российских банков по вопросу, который касается непосредственно управления. Теперь перейдем к кризису. Я думаю, что причины напряженности в банковской системе довольно широко изложены в печати, прессе, в нашей с вами работе. Мы непрерывно обсуждаем эти вопросы. И последовательно мы всегда рассматриваем на это явление геополитического фона. Теперь отток иностранного капитала. Фондовый рынок. Недостаточный объем финансирования. Я не стану каждую строчку из этого перечня, нарастающего напряжения. Я перейду еще к одному вопросу. Только ли в этом дело? Только ли в этих объективах внешних связано напряжение в банковской системе? Мне кажется, что далеко не так. Дело в том, что мы сами, к сожалению, вели дело так в банковской системе, что подошли к некоторым напряжениям, понимая это 2-3 года назад, год назад точно. Ассоциация российских банков проводила съезды, два съезда были посвящены вопросам, мы назвали, банкизации, необходимости банкизации России. Расширение кредитования в стране, просто первейшую задачу. Ударяется как в стенку. Вкладывали деньги зарубежные банки, не знаю, что было делать. Наши банки, конечно, были тощие по размерам. Конечно, они должны были прибегать в банке к кредитам. Я понимаю, что все развивающиеся рынки тянутся к международным кредитам. По моим расчетам, которые в этой таблице, видно, что мы среди всех инвестиций, которые мы втянули в нашу страну, кредитные инвестиции составили 75%, а прямые иностранные инвестиции только 25%. На других развивающихся рынках наоборот. Прямые инвестиции занимают основную долю, а кредиты меньшую. Это не случайно, это важно, потому что когда попадаешь только в кредитную зависимость, это уже ловушка. Всякое колебание на мировом рынке немедленно ударит по стране, по банкам. Поэтому не удивительно то, что произошло в мире, в США, когда их банки стали лопаться, как ресурсы были в напряжении. Они, конечно, стаи отзывать кредиты, по крайней мере, не продлевать их. И наши банки имели в своих пассивах уже около 30% зависимость. Это огромная сумма. Не случайно сразу закачалось все. Смотрите, какое состояние с внешним долгом. Конечно, внешний государственный долг может быть не такой уж большой, но мы должны в 4 квартале 16 млрд. погасить, по рации???? 26. В 1 квартале тоже напряженное, 12 и 12. Но до конца года довольно существенные суммы. И сейчас уже банки напряглись. Как стало лихорадить банк, они отдают кредиты, но снова не возмещают. А за этими проектами лежат конкретные предприятия, конкретные люди. И еще один фактор. На этой картинке соотношение активов и ВВП. Но даже если мы сопоставим наши небольшие активы с наши небольшим ВВП, относительный показатель, 61%. Возьмем для примера Германию – 306%. Как можно было нам двигаться долго в непрерывном режиме развития темпов роста с такими слабенькими банками? Можно понять банки. НЕ было куда деться. Их просят клиенты – дайте кредит. Они шли на Запад. А те, конечно, с удовольствием давали, рынок развивающийся, более-менее стабильный. Резервы у страны есть. Проценты хорошие, а положение суровое у промышленности. Износ основных фондов добывающих отраслей составляет 53%. А полный износ 22%. Это оборудование, которое не должно эксплуатироваться дальше. В промышленно развитых странах основные фонды используются строго по нормам эксплуатации. Что делать в этих условиях предприятиям? Они, конечно, идут в банки – дайте кредит. Мы понимаем, что надо обновляться. А банки не могут в силу своей слабости дать эти кредиты. 8% только кредиты среди источников финансирования капвложений на предприятиях. Это очень мало. Это все фон, на котором происходили события. В результате того, когда грянул кризис международный, он нас зацепил в банках довольно здорово и страну тоже. Отток иностранных капиталов 50 млрд. долларов только за октябрь. НО самое ужасное, что начался отток депозитов населения. В большинстве регионов страны он составил от 2 до 7%, а в некоторых даже, Нижегородская область, Урал, Новосибирская область, Дальний Восток , в среднем за месяц 7% сжимались вклады банка. Конечно, банки стало лихорадить, центр тоже стал нервничать. Прирост кредитов за месяц у нас сегодня крайне замедлился. В октябре месяце мы имели прирост кредитов 1-2%. В хорошие времена мы давали 4-5%, рост за месяц. Я могу уверенно сказать, что в ноябре цифры мы не имеем пока. Был практически нулевой прирост, может, около 1%. Скоро данные будут. Если нет прироста кредитов, это значит, что они выдаются на восстановление, на повторение тех кредитов, на продление которых были даны. Сюда не включаются новые клиенты. И самое главное, сюда не включаются новые проекты, об этом я дальше буду говорить. В результате принятых мер что-то смягчалось, но кризис показал, что в 6 банках сегодня отозваны лицензии в этих условиях. Потом я буду говорить, что поглощено с помощью государства пять банков, сейчас планируется около 10 банков и т.д. Кризис довольно здорово коснулся и потряс банковскую систему. Будем ли мы называть это кризисом или кризисными явлениями, от этого принципиально мало что меняется. Мы видим, что реально напряженная ситуация. И это сказалось на темпах роста. Если мы по темпам экономического роста еще более-менее держимся, а на конец года, как нам заявляет министр экономического развития, мы выйдем на неплохие темпы, около 7%, то по экспорту мы уже здорово сдали, 59.7% в июле было, а в сентябре уже 46%. Импорт начал падать. Это последствия всех этих процессов. Отсюда начались снижаться пассивы банков. Падение двух столбиков показывает, я не буду цифры рассказывать. Дефицит ресурсов в банках резко стал нарастать, темпы прироста скатились до минимума. И, наконец, кредиты тоже падают резко. В этих условиях стоит одна важнейшая задача. Я ее формулирую так. Надо сделать все, чтобы, если финансовый кризис разовьется, если есть какие-то признаки кризиса, не переросли в экономический кризис. Это самая главная задача сегодняшнего мира. Мы видим, что у нас слабый финансовый рынок сейчас. Это давит. Зависимость от внешних источников. И особенно негативные нажидания??? населения и предприятий. У нас есть плюсы, довольно существенные. Мы обладаем государственными резервами значительными, мы обладаем высокими темпами роста ВВП, и мы обладаем довольно мощным, не до конца разрушенным, наоборот, последние годы восстанавливаем, производственным потенциалом. Все это надо сейчас взвешивать и включать действия как можно быстрее, активнее и эффективнее. Я систематизировал все предпринимаемые меры, которые по выходу из кризиса мы делали. На первом этапе, ЦБ проявил здесь колоссальную оперативность, снизил отчисления форм. 300 млрд. рублей было сразу подарено как бы банкам. И они немного воспряли духом. Минфин разместил средства,… триллионов рублей в крупнейших банках. На втором этапе подключается Агентство страхования вкладов. Повышаются страховые выплаты до 700 тысяч рублей. ЦБ ввел беззалоговое кредитование банков. Рефинансирование зарубежных займов началось. Вы все это знаете. Дальше я попытаюсь проанализировать эффективность каждой из этих мер. Наконец, сегодня что архиважно? ЦБ ввел компенсацию убытков на межбанковские кредиты для 10 банков. Если вы придете в любой банк в стране, они скажут, что мы ничего не знаем. Нет проекта. Нет порядка, нет программы, не системы, как это дать. Но вроде бы Кудрин сказал, что они работают до 2 часов ночи над этим делом. Не случайно мы сегодня не видим представителей ЦБ, потому что им не до этого. Я их лично понимаю. И самое важное – объявлено премьер-министром, - механизм контроля за использованием. Даже не механизм, а контроль за использованием государственных средств. Я перехожу ко второй части своего выступления. Я попытаюсь изложить, что делать дальше. По какому пути идти. Я думаю так, что главное сейчас доверия между субъектами экономики. Вот я сегодня вам впервые формулирую. Доверие, восстановить доверие между субъектами, на 90% успех дальнейших наших действий. Причем я имею в виду три схемы доверия. Вкладчики – банки. Вторая сфера экономических отношений – банки – банки, между банками. И третья – банки – заемщики. Давайте проанализируем эти схемы. Что здесь происходит? История вся началась наших неприятностей именно с первой сферы. Банки – банки. Почему это оказалось исходным пунктом кризисных явлений? Банки ощущали недостаток ресурсов. И как только срыв произошел этих ресурсов из-за рубежа, немедленно появилось напряжение. Банки стали сдерживать ресурсы и перестали кредитовать друг друга. Вот где начало беды было. Это было уже 12-15 августа. Ассоциация российских банков собирала банки. Мы обсуждали опыт 2004 года, 98-го года. И говорили: немедленно надо что-то предпринять. Можно было бы тогда сделать решительные шаги. Я не сильно хочу критиковать наше дорогое правительство, работают они сейчас действительно отчаянно и много. Но в то же время в тот период можно было бы поддержать банки в целом. К сожалению, была поддержка трех банков ведущих, структурообразующих банков. Это было ошибка. Ошибка была по двум причинам. Во-первых, потому что эти три банка не решали судьбу страны в банковской системе. Во-вторых, потому что они объективно не могли подпитать другие банки. Представьте, вы стоите во главе Сбербанка. Вам дали 300 млрд. Кредитуй. Кого я буду кредитовать, я же должен потом отчитаться за эти 300 млрд. И они все зажали эти деньги у себя, не зная, куда их деть. Это главная проблема. Боясь ЦБ, опустить деньги ниже самим. Взять ответственность на себя. И в результате напряжение стало нарастать. Вводится система рефинансирования кредитов зарубежных. Тот, кто должен погасить зарубежный кредит, правительство дает через ВЭБ кредиты, которые доводятся потом до банков для погашения внешних займов и для восстановления и продолжения цикла работы. ВЭБ проявил здесь сильную оперативность. Действительно деньги стали доходить до тех клиентов, в меньшей степени, правда, до банков, которые должны были рассчитаться с международными кредитами. Следующий шаг – вводятся субординированные кредиты. То есть подпитка капитала банков. Но то же через ВЭБ и тоже только тем банкам, которые рейтингованы международными рейтинговыми агентствами. Ты рейтингован международным агентством, таких банков у нас 50.70? – тогда ты живешь. А все остальные банки по рейтингу не проходят, они остаются и недоумевают, почему нас страна забыла. Мы почти ежедневно в Ассоциации российских банков собирали банки, шли к Игнатьеву, шли в правительство, писали бумаги. Ваш покорный слуга этим в основном был занят. Для того, чтобы как-то доказать, что надо включать банковскую систему в целом, помогать не слабеньким, крепким. Но кто-то вдруг сказал из ответственных людей, что мы сохраним крупные банки. А мелкие сольются. Это тоже была крупнейшая оплошность многих деятелей. Они напугали вкладчиков. Надо только верить крупному банку, и изымают вклады оттуда. Некоторая несогласованность была. Несмотря на то, что оперативные меры принимались, но бессистемность была очевидна. Вводится беззалоговое кредитование. Крайне важно. Банкам в залоге трудно найти беззалоговое на аукционах. Огромное значение имело решение. Но опять только для рейтинговых банков. Наконец принимается решение несколько дней назад дать крупным банкам компенсационные кредиты. Они могут дать другим банкам, если те не возвратят кредит, то компенсацию ЦБ перекрывает. И опять написано, что Совет директоров ЦБ решит вопрос, кому давать потом, рейтингование само определит. И только, наконец, 2-3 дня назад я слышу заявление руководства ЦБ, что они дали распоряжение быстро готовить новые рейтинговые компании, которые тоже будут давать рейтинги, которые будет засчитывать ЦБ, поддерживая их. Наша позиция совсем иная. Я убежден, что у нас есть классификация банков. ЦБ ввел ее, с помощью главных местных управлений все банки классифицируются на пять категорий качества. Первая – очень хороший банк. Вторая – тоже хороший банк, третья – с проблемами и т.д. Мы говорим: давайте за основу поддержки возьмем первые две категории качества, которые ЦБ сам уже ввел своими органами на местах. Лучше их никакое рейтинговое агентство не знает, что такое банк. Не воспринимается. Прочему не воспринимается, я понимаю их. Это взять ответственность полностью на себя, отдать деньги своими решениями. Лучше это сделать через рейтинговые агентства. Если бы меня сейчас слушал представитель ЦБ, наверное, он бы меня разнес. Но я при этом отдаю должное, потому что как никогда ЦБ принимает оперативные решения. Одно за одним, новые и новые. Но есть некоторые радикальные вопросы, которые решаются недостаточно. Сегодня ситуация несколько улучшается, в этой сфере банки-банки. Потому что по состоянию последних двух дней мы видим, что объем кредитов, который дается на аукционы, не выбирается. Значит, банки сравнительно насыщены ресурсами. На межбанке вчера упал резко процент. Он маленький, он мертвый еще пока, но 9% уже более- менее. Это не 20%. Все признаки идут к тому, что в ближайшие две недели, благодаря новым решениям ЦБ о допуске широкой системы региональных банков, мы сможем поддержать банки. Еще введут санирование банков через СВ. ЦБ и Агентство страховых вкладов берется за поддержку банков, которые шатаются. Это исключительно важное и умное решение ЦБ, что они не встали на путь массового банкротства. Я думаю, что это для мировой копилки стратегических решений кризисных важное направление. Немедленно принимается по каждому более-менее солидному банку решение, в какой банк его влить. Например, Связьбанк, с очень серьезной сетью был, если бы его обанкротили, была бы просто паника. Его включили в ВЭБ, купил ВЭБ. Поддержали ВЭБ, а он за эти денежки купил частично этот банк. Вкладчик даже не заметил, какая ему разница, кому он подчиняется. Его вклад гарантирован. Вот эта линия, которая была взята ЦБ на поддержку банков, на продажу, на оздоровление, это мудрое решение, которое исключило панику всеобщую. Паника была в какой-то период. Но все-таки ее не произошло. Эта линия на поддержку, особенно сейчас при включении АСВ в систему, дает основание считать, что в ближайшие 10-15, максимум месяц, между банками восстановится межбанковское кредитование. Это самое исходное, что нам надо сделать. Межбанковское кредитование восстановится, деньги из кубышек банков, из тайных счетов поплывут на рынок, их уже много, их надо просто через систему доверия стимулировать выйти на рынок. Вторая сфера – вкладчики банка. Я ее обозначил зеленой, потому что здесь просвет наиболее лучший. Я не буду говорить о той истории, которая произошла месяц назад, когда действительно скопились очереди у банков, когда снимались вклады, когда было паническое настроение. Оно произошло из-за синего кружочка, потому что недоверие возникло между банками. Банки стали, к сожалению, вести себя неприлично, стали слухи распускать о своих конкурентах. И даже начали друг друга гробить. Вмешалось даже МВД, даже специальные органы. И этих паникеров в ряде случаев привлекали к уголовной ответственности. Находили документы, записки и т.д. Факт тот, что благодаря тому, что устойчивость банков была сохранена, вкладчики успокоились. Если за октябрь месяц у нас было небольшой отток вкладов, минус 1.5%, в последние дни, это большая для нас радость, начинается приток вкладов населения в банки. Уже за первую неделю ноября это было около 2%. Мое общение со многими регионами страны показало, что даже в этих тревожных областях, Нижегородская, Урал, Новосибирская область и Дальний Восток, тоже пошел небольшой приток вкладов. Превышение над изъятием. Это говорит о том, что этот узел мы практически развязали. Почти. Его дальнейший ход улучшить ситуацию. И, наконец, последнее, банки – заемщики. Я сделал его красным, потому что он самый тревожный и самый сложный. Сейчас речь идет о том, что надо не допустить перерастание финансовых трудностей на финансовом рынке и финансовые кризисные явления в экономический кризис. Если банки начинают не кредитовать клиентов, прежде всего производство, производству некуда деваться, оно свертывается. Так произошло на Горьковском автозаводе, там происходит в металлургии, так происходит во многих других отраслях. Закрываются цеха, производства, увольняются люди. Это пока еще у нас носит не массовый характер, но тенденция заметна. Ощущают это люди страны. Что надо сделать, чтобы этого не произошло? Это наступление цикла спада, если кто знает марксистскую теорию, цикла кризиса. Этот спад, падение не должен наступить, обрушение. Потому что потом пройдет застой, оживление, депрессии, переходящая в подъем. Мы должны признать, что капиталистическая страна. Мы рыночная страна теперь уже. С особым рынком. И мы подвержены этому циклу. Но благодаря тому, что у нас есть огромные государственные возможности, резервы, надо мудро этим воспользоваться и предотвратить это падение. Что для этого самое главное? Первое, все-таки мы писали по этому поводу специальные записки три недели назад, если государство вкладывает ресурсы в банки, они не рыночные деньги. Если они не рыночные, то не надо думать, что контроль за ними будет обеспечивать рынок. Не рынок. Государство вложило, государство должно обеспечить жесточайший контроль. Я не понимаю, почему этого не сделали сначала. Потому что многие банник, получив деньги, они не знают, куда их девать. Они начинают валюту обменивать, валюту переводить на Запад. Один банк мне откровенно сказал: мы берем и за эти деньги покупаем свои акции на бирже. Они же дешевые сейчас. Государство дало деньги, чтобы поддержать банки. Он этими деньгами поддерживает себя. Потому что завтра, когда рынок раздраится, дешевые акции станут дорогими. Я рад, что председатель правительства, вы слышали его гневную речь по этому поводу, привлек к этому МВД. Там были закрытые совещания. Я догадываюсь, какое это было совещание. Они называли конкретные банки, может, какие оргвыводы будут, не знаю. Но это первейшая элементарная задача. Обеспечить контроль за использованием денег. Если даже этот призыв государственный - направить деньги на нужды страны – то банки, особенно в регионах, начнут оживать быстрее и пойдут к производству. Второе направление. Это сделать гарантию возврата кредитов. Следующее – ипотеку. Не 60 млрд даем, а мы настаиваем на 400 млрд рублей вложить в ипотеку, восстановить строительство. Наконец, немедленно изменить залоговое законодательство. Банк должен иметь возможность изымать кредит в залог, не ожидая решения суда. Мы все-таки, используя накопленный опыт, выйдем не сразу, более-менее стабильно. Может, потребуется полгода. Может, год. Но драматической ситуации не должно произойти. Я сегодня слышал по радио, что американцы отказались от скупки акций. Они изучают наш опыт.

(продолжение следует)




следующая страница >>