litceyvib.ru 1 2 3
С грустным видом берет кетчуп, осматривает его, ставит обратно, неподвижно сидит.) Вот, собственно, я вся моя история, дорогой Рышард… (Встает, подходит к окну.) Нет, все это не имеет смысла. Как надувание шариков… Я и надуваю… Сотни надутых шариков кружатся над городом… Летят, летят… Боже, где я оказался… Во что вляпался, Боже! Блуждающий призрак этого агентства…


Стены кабинета расширяются. Голубой свет. Появляется дешевый ИЕГОВА из первого действия.

ИЕГОВА. Проститутка, а не призрак! Ты проститутка.

КЛИМЕК. Да ты что… (Подавленно садится.)

ИЕГОВА. Проститутка… Используешь слова как презервативы… Но все уже истратил, Клим… Все! А ведь ты знал, что так нельзя…

КЛИМЕК. Нельзя, нельзя… И ты мне теперь это говоришь? Где же ты был столько времени?! Когда в тебе нуждаешься, то можно орать к небу до полного истощения! А теперь… Можешь проваливать!

ИЕГОВА. Ты хотел власти над душами? Хотел. Вот и получай!

КЛИМЕК. Да. Ты прав. Как поэт… не могу жаловаться… Меня цитируют миллионы… К тому же автомобиль, квартира, а ты видел мой банковский счет? Еще нет тридцати, а я уже прилично упакован… Во всяком случае наверняка лучше, чем Норвид7

ИЕГОВА (серьезно). Ой, Климек… Вернись к себе!

КЛИМЕК. К себе? А где это?

ИЕГОВА. Сам прекрасно знаешь… Есть такой край, Клим…

КЛИМЕК. Край дешевой водки и рваных джинсов?

ИЕГОВА. И стихов, Клим… Теплых, мягких закатов, туманных вершин… Ветра в волосах…

КЛИМЕК. Не искушай, сатана! Ветер в волосах? Я лысею… Нет, слишком поздно, брат! И за тачку надо выплачивать… Да и Анка? Не хочу снова прыщавых девиц! Сексуальных террористок… Нет, вырос я из этого. Помоги мне!

ИЕГОВА. А ты все возносишься, Клим… Все кичишься… Прежнему, длинноволосому безумцу это даже шло, но проститутке… Сам понимаешь… Кичливым спасения не будет…

КЛИМЕК (не слишком убежденно). Я не проститутка вовсе!

ИЕГОВА. Не отрицай, Климек, не надо… Мы оба знаем, что проститутка…

КЛИМЕК. Перестань!

ИЕГОВА. Ты кое о чем забыл, Клим… Забыл о главном и наиважнейшем. Мы оба знаем, что в начале было Слово. Слово было. А что ты натворил с моим Словом?! Ну? Что ты с ним сделал?


КЛИМЕК. Ничего я не натворил… А, впрочем! (Махнув рукой, усаживается перед компьютером.) У меня о другом голова болит… Ты прав, я проститутка, но этот кетчуп я должен сделать, понимаешь? Должен! К утру! Должен! Что? Опять молчишь, да? Как всегда молчишь?!

КЛИМЕК машет рукой, ИЕГОВА добродушно улыбается и гладит КЛИМЕКА по голове. КЛИМЕК оборачивается – ИЕГОВЫ нет. КЛИМЕК пытается писать.

Должен… Должен… (Сползает, заснув, со стула.)

Затемнение.

Кабинет КЛИМЕКА медленно освещается. КЛИМЕК и РЫСЕК спят на полу. Внезапно РЫСЕКА пронизывает судорога. Второй раз, третий. Он просыпается. Закрыв рот, нагибается в углу. Его тело сотрясают судороги. Внезапно "с неба нисходит свет". Обновленный РЫСЕК смотрит на потолок – у него вдохновенный взгляд. Подходит к компьютеру. С отсутствующим видом начинает писать. Раздается "ангельская" музыка.

Медленное затемнение.


ДЕЙСТВИЕ V

Резкий свет, день. Кабинет ДЖОННИ – он просматривает бумаги. Кабинет МАЙКА – он деликатно общупывает КАСЮ. Кабинет КЛИМЕКА – он спит на полу. Просыпается, протягивает руку за стаканом с водкой, пьет, фыркает, стонет. Смотрит на часы, вскакивает, смотрит на кетчуп, наконец в отчаянии садится.

КЛИМЕК. Ну и ладно… Это конец… Герои устали, девицы расходятся по домам… Может, так оно и лучше… (Смотрит на небо.) Ты прав… Я себе отвратителен, мне отвратительно агентство JBJ&Hendry, отвратительны сырки, кетчупы, прокладки, хлопья, порошки… Не хочу работать в борделе… Не хочу богатых клиентов!!! Не хочу бегать по дорожке, это занятие для идиотов… Не хочу надувных кукол! Ухожу! Ухожу, слышите, вы?! Ухожу с высоко поднятой головой! Свободный и независимый! Я вас презираю, рабы!!!

ДЖОННИ в своем кабинете удивленно смотрит в сторону кабинета КЛИМЕКА. МАЙК прерывает свои занятия с КАСЕЙ, смотрит на нее вопросительно, после чего продолжает. КЛИМЕК встает, покачнувшись, опирается на клавиатуру компьютера, его экран загорается, на нем виден текст. КЛИМЕК удивленно смотрит, внезапно его лицо озаряется счастьем, он бросает взгляд вверх, с недоверием крутит головой. Нарастает триумфальная музыка. КЛИМЕК нажимает клавишу принтера. Принтер выдает первую страницу. КЛИМЕК читает, целует бумагу, поднимает вверх большой палец. Выбегает из кабинета. Вбегает в кабинет МАЙКА. Подает ему бумагу. МАЙК читает. Музыка – все громче. МАЙК доволен. Поздравляет КЛИМЕКА. Тот вне себя от счастья – выбегает из кабинета МАЙКА, вбегает в свой. Туда же входит заинтересованный ДЖОННИ.


КЛИМЕК. То была воля божья!!! Бог так хотел!!! Я прошел через кетчуп!!!

ДЖОННИ улыбается несколько искусственно, хлопает КЛИМЕКА по спине и выходит. Кабинеты МАЙКА и ДЖОННИ затемняются – освещен только кабинет КЛИМЕКА. Он хватает телефон, набирает номер.

Анка? Привет! Ну, слушай! Угадай, что произошло! Нет, порошки! Понимаешь? Стиральные порошки, да! С завтрашнего дня!!! Я их всех уделал, Джонни, Вацлава, Магду, всю эту банду! Теперь все у моих ног!!! Ну! Мать!!! Я – первый в истории фирмы прошел через кетчуп не замочив ног!!! Юухуууу!!! Бог велик!!!

КЛИМЕК кладет трубку. Над сценой на тросе перелетает ИЕГОВА. КЛИМЕК смотрит на это с улыбкой.

Господь велик! И я тоже… И еще кетчуп! (Целует бутылку.)

Музыка нарастает.

Затемнение.


1 Эдвард Стахура (1937-79), польский поэт и прозаик.

2 Витильд Гомбрович (1904-69), польский прозаик, эссеист, драматург.

3 Богумил Грабал (1914-97), чешский писатель.

4 Бертран Рассел (1872-1970), английский философ, логик, публицист.

5 Казимир Пулавский (1747-79), польский генерал, участвовал в войне за независимость США (1775-83).

6 Юлиуш Словацкий (1809-49), польский поэт и драматург.

7 Киприан Камил Норвид (1821-83), польский поэт.



<< предыдущая страница